ЧТО ПРОИСХОДИТ В ДОНЕЦКЕ?
Статья Анны Картман (данные автора изменены) и Анастасии Громонтовой, Обложка Freepic
В Интернете полно материалов о Донбассе. Но каким из них верить? Мы поговорили с жителями Донецка и разобрались, что на самом деле происходит в регионе, и как изменилась жизнь местных за последние четыре года.
Полезные факты:
  1. Валюта Донецка – российский рубль. В городе работает только местный банк, поэтому карты Visa или Masterсard приходится обналичивать через посредника.
  2. Въехать на территорию Донецкой Народной Республики (бывш. зона АТО, сейчас – ООС (операция объединённых сил)) и выехать из неё можно только по пропуску. Обладатели Донецкой прописки могут сделать пропуск на сайте СБУ, а тем, у кого нет прописки, понадобится дополнительное разрешение СБУ.
  3. Донецк живёт по московскому времени.
  4. Городу меньше 150 лет. Из маленького шахтёрского посёлка он вырос в крупнейший индустриальный центр. Здесь нет значительных исторических памятников, зато много урбанистических и промышленных видов.
  5. В Донецке есть свой мобильный оператор – Феникс. С него можно звонить на номера других операторов, а наоборот – нельзя, поэтому жить без местной карты очень неудобно.
  6. В городе действует комендантский час с 23:00. Ходить по улице после этого времени нельзя, а заведения закрываются уже в 22:00
География военного конфликта на Востоке
Источник: mil.gov.ua
Хронология военного конфликта на Востоке (2014-2017)
Источник: slovoidilo.ua
Что сейчас происходит в Донецке, и как изменилась жизнь мирных жителей с момента начала конфликта?
Из соображений безопасности, фамилии участников интервью не указываются
Живёт в Донецке
Иногда даже кажется, что почти ничего не изменилось. Всё, что нужно для жизни, в городе есть: развлечения, продукты в супермаркетах. Конечно, сегодняшний Донецк далёк от того процветающего города, каким он был до войны, но мы уже знаем, что бывает намного хуже. Для оформления любых документов приходится выезжать в Украину, а это долго и дорого. Дипломы университетов, свидетельства о рождении, браке, паспорта ДНР – всё это действительно только на территории непризнанных Донецкой и Луганской Республик и в России. Очень усложняет жизнь разрушенная инфраструктура и изоляция от остального мира. В городе не работает аэропорт, железная дорога, банки, почта. На границах стоят блок-посты, в очередях на въезд и выезд приходится проводить долгие часы.

Тем не менее цены на бензин и коммунальные услуги гораздо ниже, чем в Украине. Проезд в общественном транспорте (трамвай, троллейбус, автобус) стоит всего 3 рубля [1 грн. 30 коп. – прим. редактора]. Кроме этого, в городе очень чисто, летом клумбы усеяны цветами, зимой при первых признаках гололёда дорожки посыпают солью. Благодаря тому, что закрыли часть шахт и предприятий, значительно улучшилась экология региона.

Сейчас страх перерос в фатализм и отрешённость. Оторванность от мира создаёт чувство, что перспектив на будущее нет, и учит жить здесь и сейчас. Но при этом остаётся надежда, что все перемены – к лучшему. И что годы испытаний – просто необходимый этап для реализации идеи об автономности. Донецк вовсе не напоминает Землю после апокалипсиса. Люди живут и работают, как и раньше. Со всем можно справиться, когда искренне любишь свой город.
ПОЛИНА, 21 ГОД
Живёт в Донецке
Когда всё начиналось, никто не верил, что такой город, как Донецк могут бомбить. Мы смеялись и думали, что сейчас всё прекратится. И когда в августе 2014-го стали бомбить, все, конечно, обалдели. Люди прятались, уезжали. Представь, я живу в 20 км от того места, где стоят украинские военные. Тут такие обстрелы были, что просто ужас. У меня в доме напротив разбомбили крышу, снаряд попал прямо в дом. И не в один. Слава Богу, люди живы. В августе была плотная бомбёжка, которая продолжалась просто каждый день. Много мирных погибло. Люди убегали и прятались в подвалах и в бомбоубежищах, пока это не прекратилось. Конкретно мы с женой взяли детвору, собаку, сели в машину и уехали на три месяца в Краматорск. В октябре вернулись, но бомбёжки ещё продолжались. Приехали мои тёща с тестем, поехали в больницу, попали под бомбежку, и тесть погиб. Похоронили в январе 2015 года. С тех пор мы всё время здесь. Раньше сильно бомбили, но сейчас этого уже нет.

В Украине и в России нас особо нигде не ждут, поэтому люди возвращаются и идут работать за мизерные зарплаты. Скитаться по миру – это тяжело и дорого. Здесь коммуналка дешевле, но в лучшую сторону, конечно, ничего не изменилось. Жизнь постепенно ухудшается. Местная власть начинает экономить. Насчёт зарплат, сейчас они составляют примерно 100$. Многие молодые ребята идут в ополчение, потому что работы нет, а зарабатывать нужно. Украина ещё в 2015 году со своей стороны устроила блокаду, разве что Красный крест иногда может проехать и привезти товары. В основном все поставки, в том числе и украинского товара, идут через Россию. Ну как это, нормально? Люди не голодают, всё в магазинах есть, просто поступает через Россию.

Это бизнес, ничего более, люди зарабатывают деньги. Обеим сторонам конфликта это выгодно. Это замороженный конфликт, в котором идёт деградация и деморализация общества. О каких-то там ценностях, я не знаю, сейчас особо речи нет. Люди уже привыкли, что бомбить могут начать в любой момент. У многих тревожные чемоданчики с документами и вещами на первое время. Они говорят: "Да, хоть бы только не бомбили, а там уже как-то проживём." И это как-то продолжается уже пятый год.

ВАСИЛИЙ, 45 ЛЕТ
В 2015 году переехала из Донецка в Ивано-Франковск
Донецк прошёл несколько этапов. Сначала было полное запустение, когда люди уезжали от обстрелов, когда происходили массовые грабежи, разорение бизнеса, гибель близких. А потом наступил момент возврата домой, когда проел деньги, платя за сьемные квартиры и когда понял, что ты не нужен нашему государству. На данный момент – это пародия на жизнь. Всё давно вывезено белыми камазами. Люди, находящиеся там, думают что живут. Это непризнанная территория, где за свидетельством о рождении и смерти надо ехать в Украину...

Очень тяжело приспосабливаться к 20 гривнам в кармане, когда раньше не задумывался, сколько тратишь. Лишиться дома, бизнеса... Как ты думаешь, как человек может себя чувствовать? Как голый среди одетых.
ЛАРИСА, 55 ЛЕТ
В 2014 году переехала из Донецка в Покровск (Донецкая область), в 2018 – в Запорожье
НАДЕЖДА, 43 ГОДА
Я не была в Донецке с 2014 года, с того времени, как начался конфликт. Мы с дочкой жили в Покровске (Красноармейске до декоммунизации), который находится в двух часах езды от Донецка. Когда уезжали, был какой-то хаос. Никто не знал, как долго продлится конфликт, сколько времени придётся жить в другом городе. Брали самое ценное: детей, документы, кто-то забирал питомцев. Обстрелы только начались, и особой разрухи не было, но страх и напряжение чувствовались. Ни капли не жалею, что уехали именно тогда.

Сейчас преобладает большое взаимное недоверие: ты не можешь быть на 100% уверен в том, кому и что стоит говорить, что можно обсуждать, а что нет. Особенно остро это проявлялось в семье: были моменты, когда даже родные люди не доверяли, просто потому что на тебе стояло клеймо «донецкий». Трудно было и в каких-то бытовых вопросах. К примеру, обратиться в банк или в социальные учреждения за пределами Донецкой области было фактически невозможно. У людей сложился стереотип, что мы какие-то не такие, хотя мы же ведь те же украинцы, просто те, кто сделал выбор в пользу Украины, остались здесь жить, работать и растить своих детей.

Жизнь изменилась кардинально, и не только из-за переезда. Ты учишься общаться с людьми заново, учишься строить доверительные отношения. Это большое испытание.